О таинствах церковных (2) - Церковные таинства - Каталог статей - Галина
Галина-неофициальный сайт               Свято-Ильинского храма в с.Новоеhttp://galinkhttp://galinka.su/25.jpga.su/25.jpg
Воскресенье, 11.12.2016, 14:53
Приветствую Вас Гость |Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Мои статьи [2]
Фестиваль православной культуры "Благовест" [7]
История Свято-Ильинского храма [3]
Диакон Андрей Кураев [5]
Серафим Саровский [9]
Пророк Илия [6]
Святитель Николай Угодник [2]
Православные притчи [4]
Игумен N [10]
Настоятели храмов Владимирской области [1]
Святые на владимирской земле [6]
Святые источники на владимирской земле [6]
История Суздальского района [1]
Вопрос-ответ [23]
Стихи [39]
Разное [24]
Как вести себя в храме [4]
Устройство православного храма [5]
Церковные таинства [3]
Поминальная книга [0]
Пост [12]
Краткое обьяснение православных богослужений [6]
Профессор А.И.Осипов [37]
Молитвы [12]
Молитослов детям [9]
Чудеса православия [16]
Можно ли верить снам [7]
Научное доказательство бытия Бога [25]
Крест [6]
Биографии [11]
Святая блаженная Матрона Московская. [3]
Монастыри на владимирской земле. [5]
Монастыри России [6]
Паломнические поездки [1]
Святые Галины [2]
Колокол [3]
РАЙ И АД [3]
Толкование Библии [3]
Святые [1]
Поиск
Новое (Суздальский р-н)
Народный календарь. Приметы.

Про каждый день...
Главная » Статьи » Церковные таинства

О таинствах церковных (2)

О Таинствах церковных

проф. Осипов А.И.


Вы знаете, какой сегодня день? Сегодня память преподобного Иоанна Лествичника отмечает Православная Церковь. В Великом посту некоторые воскресные дни отмечены специально, памятью отдельных, наиболее выдающихся, если сказать светским языком, лиц. Которые жили и чем-то таким выделились из среды прочих церковных людей. Это не значит, что они лучшие или самые лучшие, а это означает нечто другое. В них есть нечто, что обращает на себя особое внимание. И соответственно может служить очень интересным и полезным примером для многих людей. В частности, сегодня Церковь отмечает память преподобного Иоанна Лествичника.
Обратите внимание на само наименование «преподобный». Речь идет о каком-то подобии. Речь идет о Богоподобии ...
Кстати, понятие это совершенно ушло из сознания человечества. Бог где-то далеко, и мы о Нем практически забываем. Нечасто это слово употребляется в нашей речи. И о каком там подобии говорить, кажется нам. Мы живем этой своей земной жизнью. Бог живет своей небесной жизнью, и вот христианство, оказывается, в отличие от всех прочих религий, утверждает, что человек по своей природе, по существу своему может быть Богоподобным и имеет реальную возможность стать таковым в своей этой земной жизни. Иоанн Лествичник интересен тем что он оставил труд в котором показал, правда применительно к монашескому строю жизни, показал лестницу (книга так и называется – «Лествица») восхождения человека к Богу, ступени восхождения человека к Богу. К Богоподобию.

Вообще вся суть христианства в чем состоит? Что, оказывается, человек, вот такой, как мы, не с луны свалившийся, а такой, как мы, может достичь удивительного преподобия Богу. Нас все время хотели сделать обезьяной, и не больше. Но с компьютером в голове. Христианство утверждает: нет, человек – образ Божий, а не обезьяна. И он может стать Богоподобной личностью. Бог ценит свободу человеческую. Не рабы Ему нужны, не животные с инстинктами, а свободная личность. То есть та личность которая, сама найдя истину и увидев, что только в Боге – источник жизни человеческой и смысл ее, – обращается к Богу. В этом, если хотите, вся суть религии.
Человек сам, своей душой, своим сердцем, своим умом понял, где есть истина. И пошел в той мере, в какой он способен, к найденному Богу. Отсюда понимается и все прочее. Если Богу действительно нужна личность, нужна свободная личность, а не раб, то отсюда мы поймем, почему произошло то уникальное событие в истории человечества, о котором христианство говорит как о самом важном событии в истории мира. О Пришествии Бога, о Воплощении Его, о Его Жертве. Жертве. Вы подумайте только – ни малейшего насилия! О Жертве любви. Это со стороны Бога, Который во мгновение мог испепелить все, как говорится. Всех и вся. Показал, что Бог есть Любовь и кто желает этого, желает обращения к этой Любви и Истине, призывает всех свободно идти к Нему. Идти вот этим подобием Богу, уподоблением Ему. Богоподобием. И, оказывается этот путь – не фантастика. Совсем не какие-то мечты. История Церкви прямо показала, что человек может, если он того пожелает, очиститься от тех скверн, которые в нас присутствуют, и, постепенно, идя правильно, достичь высочайших ступеней Богообщения. Или обожения, есть такой термин в богословии.

Преподобный Иоанн Лествичник и показал это как своей личной жизнью, так и в своем замечательном труде, который так и называется – «Лествица». Кстати, он удивительный человек. Это строжайший аскет, строжайший. Человек, который подвизался так, что раз в несколько суток употреблял пищу.

И вот вдруг в этой книге, в аскетической книге (слово «аскетический» сказал, значит, сразу можно падать в обморок от строгости), вдруг там находим главу «О любезном для всех и лукавом владыке чреве». Изумительно, сколько юмора, вы подумайте только! Я как-то был на Синае, и там, неподалеку от него, как раз тот монастырь, в котором подвизался Лествичник. И там, в храме, написана его икона. Достаточно новая. Я как посмотрел – вы знаете, я до сих пор не могу забыть! Ну, много же икон мы видим. Но в этом образе, написанном строго, видна тончайшая, радостная, любвеобильная ирония. И я вспомнил: действительно, «О любезном для всех и лукавом владыке чреве», так и чувствуется. Вы знаете, замечательный, удивительный человек.
Так вот, оказывается, существо христианской религии заключается в том, что человек, Богоподобное существо, в вере, уже подтвержденной реальным опытом жизни, может этот образ Божий осуществить через свою личную жизнь. И достичь высочайшего преподобия. Что дает это преподобие? Ну, попробуйте спросить у человека, который съест что-то необыкновенно вкусное и говорит: «Это так вкусно, так вкусно!», а я слушаю его и кисло улыбаясь, говорю: «Вкусно? Ну да, конечно». Пока не попробуешь – действительно не знаешь. Так и здесь. Сказано: «око не видело, ухо не слышало и на сердце человеку не всходило, что уготовал Бог любящим Его». Недаром это называется Царством Божиим, раем, но опять-таки Господь говорит: «Царство Божие внутрь вас есть». Достигается это Царство Божие правильной христианской жизнью. То есть соответствующей тем заповедям, которые даны в Евангелии.

Не надо думать что заповеди – это какие то законы, которые сверху наложены на нас, это просто нормальные человеческие свойства. У нас они искажены, мы знаем, как искажены. Когда вместо того, чтобы гневаться на грех, мы гневаемся на человека, когда вместо того, чтобы восхищаться тем, как у человека другого получается замечательно, любоваться этим, мы зеленеем от зависти. Вы понимаете, что в нас произошло! Какой болезненный сдвиг произошел в нашем сознании. Вот, оказывается что такое заповеди.
Одним из благодеяний Бога, совершившего Жертву ради нас, явилось то, что в Церкви именуется Таинствами. Таинствами. Не было в истории религиозного сознания ничего подобного никогда. Были мистерии. Кажется, и слово, очень близкое к этому. «Мистерио», отсюда «мистикос», вообще все, что связано со словом «мистика». Это что-то таинственное, такое тайное, закрытое. Были эти вещи? Были они, даже в светском мире есть, во всем много тайного. Благодаря Пришествию Христа человек получил возможность приобщиться к особым дарам Божиим. Вот эти, или, по крайней мере, определенная часть этих Даров Божиих, именуется в Церкви Таинствами. Они различны. В каждом Таинстве дается свой особый Дар. Но чем они отличаются от того, что имело место в дохристианском мире? И продолжается до сих пор в различных религиях и не только в различных религиях? Но об этом позже.
Обратите внимание, в человеке всегда живет ощущение, что есть нечто таинственное. Как только мы касаемся области религиозного мира, это ощущение становится особенно острым. Это переживали все люди, все народы, лучше скажу так, во всех религиях. Поэтому там возникали некие определенные священнодействия, назовем их таким образом, некие обряды, культовые символы, и т.д. Возникали из сознания того, что, оказывается, как полагали, можно, совершая определенные действия, через знаки и символы, достичь результатов, которых никаким иным образом не получишь.

Речь идет о получении здоровья, о познании будущего, о возможности воздействия на природу, о получении соответствующих сил, о власти над силами природы. Более того – о власти над духами. Вот это сознание того, что в мире присутствуют таинственные силы и есть возможность с помощью определенных средств получить власть над этими силами и воспользоваться ими в своих интересах, – вот это и называется магическим сознанием, магическим миропониманием, или, попросту, магией.
Магия смотрит на мир как на устроенный абсолютно закономерно. Детерминированно. Все подчинено, все имеет свою причину. Все имеет свои следствия. Если хотите, это кармическое сознание. Идея, что все в этом мире обусловлено и построено по принципу причинно-следственных отношений, глубоко сидит в нас. Только недавно сказал, как неверно в нас воспринимаются те же заповеди, то же наше отношении к людям – вместо радости за человека мы завидуем. Так вот и здесь тоже произошла одна грубейшая ошибка, и она присутствует в нашем ветхом человеке: вместо понимания того, что есть Бог как личностное существо, с которым можно вступить в личностные отношения, и эти отношения обусловлены моим внутренним духовным состоянием, – произошло искажение сознания. И подменили все это другим. А именно, что мир абсолютно закономерен. Детерминирован. Нужно найти только средство, кнопочку – и я получу соответствующий результат. Вот нажму кнопочку – и море заволновалось, другую нажал – и мир перевернулся, третью нажал – кому-то плохо стало, следующую – кто-то влюбился, пятую – разлюбил. Вот все это называется магическим миропониманием. И все так и было до христианства. Так, в общем-то, и верили. Христианство заявило нечто такое, что совершенно не согласно с этим. Оно устанавливает Таинства.

Таинства – это особые священнодействия, в которых или через которые человек, имеющий правильное духовное устроение, может получить определенный дар Духа Святого. В каждом Таинстве подается особый дар. Чем отличается христианское понимание от магического? Если в магическом понимании достаточно очень хорошо и правильно исполнять все действия, слова и заклинания, то в христианстве, оказывается, это является вторичным. Первейшим и необходимым условием является правильное душевное состояние человека. Нет этого состояния – никакие священнодействия не помогут этому человеку.

Сегодня я взял целый ряд бумаг, чтобы кое-что зачитать из святых отцов. Чтобы вы увидели, что такое Таинства. Это не магические действия. Не магия. Если священник произведет то или иное священнодействие, это совсем еще не значит, что человек приобщается Богу. Таинства совершает Бог, священник совершает только священнодействия. Он совершает священнодействие, а дар благодати священник дать не может. Дать может только Бог, но при условии, что человек способен к принятию этого дара. Вы же сами понимаете, что нам нельзя все дать. Вот попробуй дай нам дар чудотворения, и мы такие чудеса натворим, что, наверно, и от мира ничего не останется. Вот каково самое важное положение.
А теперь я хочу проиллюстрировать мысль о том, что Таинства не есть какие-то магические действия и знаки, а есть именно то средство, которое посылается Богом человеку в каждом Таинстве отдельно. Я хочу показать это, раскрывая каждое Таинство отдельно. И первое Таинство, которым человек входит в Церковь, – крещение. Что происходит здесь? Сплошь и рядом теперь все крестят. Почему? Положено. Почему? Болеет, хочешь, чтобы не болел, – окрести. Почему? Да так всегда делали. А что происходит с Таинством? При каком условии оно оказывается полезным для человека? Что оно дает человеку, что происходит с человеком?

Это вопросы, которые в высшей степени важны для нас, и об этом следует поговорить. Господь говорит так: «Кто будет веровать и креститься, тот спасен будет». Предваряющим условием для крещения ставится условие веры. Ну, действительно, зачем креститься, если ни во что не веришь? Можно креститься – крестятся. Почему? Понимают крещение как магию. Главное, оказывается, – совершить обряд крещения, а что там, как там – это не интересует человека. Вы слышите, как близко соприкасаются эти две линии в человеке, эти две мировоззренческие концепции? Магия так и приближается к человеку. Главное – сделать, а что там будет – неважно. Христос говорит – кто будет веровать и креститься, спасен будет. Итак, вера является необходимым элементом, условием при крещении человека. По утверждению, которое я могу вам проиллюстрировать очень многими высказываниями св. отцов, в крещении происходит дарование человеку зерна, семени того нового человека, который воссоздан Христом Своей Жертвой. Вот что, оказывается, дается в крещении человеку – семя, семечко. Никакого не происходит моментального изменения человека, превращения его из одного в другого. Происходит освящение человека, происходит прощение его грехов, но самое главное, но самое главное – то, что ему дается семя нового человека. Того исцеленного, который дан человечеству во Христе. Об этом очень многие говорят, об этом говорит ап Иоанн Богослов, когда пишет, что «Всякий рожденный от Бога не делает греха, потому что семя его пребывает в нем» (1 Ин. 3,9).

Что для нас важно в связи с крещением? Евангелие говорит, что, если веры не будет, то нельзя даже и креститься. Серьезный вопрос, перед которым мы стоим: и как понять это? Неужели, если крестится человек и веры не имеет, то ничего ему не будет, ничего он не получит? Мы так привыкли, заставляя любого встречного и поперечного во что бы то ни стало – крестись! Кирилл Иерусалимский, был такой патриарх Иерусалимский в 4 веке, произносит вдруг очень серьезные слова, над которыми стоило бы задуматься каждому. А он сам, кстати, занимался, прежде всего, оглашением всех, кто прежде приходил в Церковь. То есть научал их и готовил их ко крещению. Он сам, патриарх. И вот он пишет:
«Если лицемеришь, то люди крестят тебя теперь, а Дух не будет тебя крестить». Вот интересно-то. «Люди крестят» – это он сам крестит, «А Дух не будет тебя крестить». Марк Подвижник, который жил немного позднее его (4-5 век), пишет: «Уверился ли ты хотя ныне, что твердо уверовавшим Дух Святой дается тотчас по крещении, неверным же и зловерным и по крещении не дается». Интересно. Оказывается, крестили человека, а эти святые говорят – никакого духа ты не получил! Что-то странное, вот если бы какой-нибудь богослов сейчас это сказал, то его тут же на костер. Сказали бы: ересь, а это святые отцы говорят.
А посмотрите, что пишет Симеон Новый Богослов о крещении младенцев: «Крещенные младенцами не чувствуют освящения, получаемого в крещении. Потому что такое чувство освящения есть умное дело. А младенцы еще не совершенны умом, чтобы разуметь принятую благодать. Поэтому с продолжением времени они мало-помалу изменяются и переходят на сторону худа. И благодать святого крещения в иных погасает и совсем теряется (встречали таких? В детстве крещен, а потом…), а в иных сохраняется малая ее искра, от которой потом великая сия милость опять в них воспламеняется, если прибегнут к духовным отцам, и покаются, примут оглашение, (это крещенные-то. Что значит – примут оглашение? Познакомятся с христианской верой (что это такое), восстановят веру как следует и возуповают на Бога».

Вопрос действительно очень и очень серьезный. Как хорошо, когда понимаешь: главное – крестить. А что там и как – неважно. Нет, вот святые отцы мешают. Нет, просто так нельзя. Лицемеришь? Тебя Дух крестить не будет. Зловеришь? Не примешь. Младенцев крестишь? Смотри, будь очень внимателен, потому что многие, получив крещение в младенчестве, потом неизвестно кем становятся. Обратите, кстати, внимание, что в 4 столетии, когда христианство получило свободу, до этого 300 лет были непрерывные гонения, там расцвет начался. Церковь получила свободу, вот как сейчас. Что мы видим там в области крещения? Константин Великий крестится на смертном одре. Василий Великий, который является столпом Церкви, украшением ее, которого все его собратья называли «кораблем, нагруженным драгоценностями», крестится в 30 лет. Его семья была святая. Никто не боялся «а что, если младенец умрет некрещеным, а что тогда будет». Его брат родной – то же самое. Иоанн Златоуст крестится в 28 лет. Григорий Богослов– где-то в 26 лет. Много находим случаев, хотя это уже больше, чем случай, когда люди относятся к крещению с величайшим благоговением и принимают его не просто так: родился – крестить! А потом за стол. А принимают его, оказывается, как сознательный знак вступления в Церковь. И мы видим, что в Церкви с тех пор существует две традиции: некоторые принимают крещение в сознательном возрасте, некоторые – крестят детьми. Но при каком условии Церковь допускала крещение детьми? Когда есть надежда, есть основание, есть уверенность, что ребенок, которого крестят, будет воспитан так, что он в любой момент своей жизни скажет: «Да, я подтверждаю те обеты крещения, которые были даны за меня в моем детстве». Вот только при каком условии. Но вообще-то Симеон Новый Богослов указывает на очень серьезную вещь: что, оказывается, ребенок не чувствует, не осознает той благодати, которая действует на крещаемого. Не знаю, приходилось вам видеть или нет, думаю, что многим приходилось, когда крестился взрослый человек, искренно, по вере. На лицо посмотреть, как он внешне менялся даже. Потом спросите его, он вам сам скажет, в каком состоянии он находился. То есть человек переживает великий опыт познания Того, Кто есть Бог. И этот опыт является для него великой святыней и держит его в последующей жизни. Удерживает его.

В младенчестве ничего этого нет. Действительно ли Таинство Крещения в младенчестве? Да. Семя дается, но надо думать о пользе – когда полезнее для человека, вот что очень важно. Ведь зерна пшеницы лежали в пирамиде несколько тысяч лет и не давали никаких всходов. И так и остались они мертвыми всходами. Почему? Не было соответствующей обстановки, при которой эти зерна могли прорасти. Так вот поэтому я вам и говорю, что в истории Церкви мы видим две традиции, которые продолжают существовать и до настоящего времени. Когда одни предпочитают совершать крещение в детстве, другие – позднее, когда ребенок достигает определенного возраста. Ну, еще один момент, на который стоило бы обратить внимание, связанный с нашими школьными системами (Духовными школами), в которых утверждается, что в крещении прощается первородный грех Адама. Эта идея сама по себе идет прямо из латинского богословия, католического. Когда под первородным грехом Адама разумеется наша с вами всех вина за то, что сделал Адам тысячи лет тому назад. Вообще идея изумительная, лучшего не придумаешь. «Мой отец украл корову, меня должны теперь судить». Даже в человеческом обществе такого нет, не говоря уже о Божественном. Пророк Иезекииль по этому поводу пишет: «Не несет сын вины отца, и отец не несет вины за деяния сына, каждый отвечает за свою вину». И каждый награждается и наказывается за свои деяния. Ну, это естественно. Но католическое богословие рассудило иначе. И вот отсюда перешло, к сожалению, и в наши учебники утверждение о том, что человеку прощается первородный грех в крещении. Не понимают простой вещи, что первородный грех есть наша поврежденность, и если бы это происходило, то мы становились бы сразу по крещении бессмертными, нетленными, бесстрастными. Мы этого не видим. Наоборот, говорим: «Слава Тебе Господи, успели окрестить, а то бы некрещеный умер». Об этом пишет множество св. отцов, о том, что этого как раз и не происходит. А дается семя нового человека крещенному.
Посмотрите, как наш святитель Тихон Задонский пишет: «Ибо в человеке который христианскую веру воспринял, два рождения имеются, от этих двух рождений восстает в нем брань духа и плоти, или, проще говоря, двоякая склонность, потому что эти два рождения противоположны, и свою склонность каждое из них имеет и к тому человеческое склоняет и побуждает сердце, что каждому свойственно. Плотское рождение склоняет христианина к плотскому мудрованию, духовное – к духовному. Эта брань в одном и том же христианине есть. Ибо в христианине, рожденном как два рождения, так два и человека. Со свойствами своими имеются – ветхий, и новый». Не уничтожается, никакого автоматизма нет. Никакого магического действия нет. А человек получает великое благо: ему дается семя нового человека. По образу Христа. Вот что происходит, это серьезнейшая вещь.
Святитель Игнатий Брянчанинов прямо пишет: «В падшем естестве нашем не уничтожено св. крещением свойство рождать из себя смешанное со злом добро; он ссылается при этом на св. отцов и говорит: «Св. Исаак Сирин, согласно с прочими отцами, научает, что Христос насаждает в сердца наши таинство св. крещения, как семя в землю». Приведу еще мысль святителя Феофана, это действительно очень важная мысль. «Надо при этом иметь в мыслях, что в этом умертвии греху через крещение ничего не бывает механически, а все совершается с участием нравственно свободной решимости самого человека, Господь приступающего к Нему с верою приемлет, прощает, ему все прежние грехи и, освящая таинствами, снабжает силою побеждать живущий в нем грех, самого же греха не изгоняет, возлагая на самого человека изгнать его с помощью даруемой ему благодати». Человек призывается сам к труду и к борьбе. И вообще, я даже не знаю, меня всегда удивляют все эти богословские споры, эти богословы (с ударением на второе «о»), им делать нечего! Они только и делают, что спорят между собой: прощается первородный грех – не прощается. Да кто же из нас не знает по самим себе? Крещеные мы? Да. И что, мы уже святые, бесстрастные? Нет. Следовательно, все в нас есть. В том-то и дело, что крещение дает только дар, вот это семя нового человека. Вспомоществующий дар, а вовсе не изгоняет всего автоматически. Человек сам должен это сделать, а не за него кто-то. Батюшка меня раз, помочил трижды, и все в порядке, и я уже святой выхожу. Потрудись сам человек. Да, тебе дается великое благо. Но потрудись сам.
Итак, подводя итоги: в крещении, самое главное и важное, мы получаем рождение нового человека в нас самих. Нового, но какого? В семени. Не древо, не плоды, а семечко получаем. И мы знаем, что как из определенного семечка вырастает только это дерево, а никакое другое, так и из этого семечка, которое мы получаем в Крещении, вырастает только плод Христов. Вырастает только новый человек, святой человек. И вот в течение жизни происходит в человеке борьба ветхого и нового.
Так в этом и заключается вся ценность человека: покажи, человек, кем ты хочешь быть. Вот перед тобой добро и зло, ветхое и новое, Христос и (если хотите) антихрист: так что? Покажи себя. Вот перед чем ставит крещение каждого человека. Ничего механически, как говорит святой Феофан, с нами не происходит. Приступающий к Таинству Крещения отрекается от всего того зла, с которым он жил до этого. То есть приходит с чувством покаяния. Благодаря этому в Таинстве Крещения отпускаются человеку все грехи, которые до этого были. В этом (если хотите) – уникальное свойство Таинства Крещения. Все отпускается ему, если он приходит с верою и покаянием.
В отношении взрослых и младенцев – пожалуйста, каждый пусть крестит так, как считает более полезным. Хочет, чтобы ребенок его ничего не знал, только по слуху от мамочки узнал, что его крестили? – можно крестить в детстве. Да, он получает семя, но что потом получится – смотрите. Хотите, чтобы человек пережил этот дар благодати Божией и это переживание стало доброй закваской на всю его последующую жизнь? – можно и подождать. Церковь говорит: ваше право. Смотрите только, как полезнее сделать. И последнее. Да, в человеке вовсе не происходит какого-то автоматического перерождения, как был в нем ветхий человек, так он и остается. Но человеку зато даруется преизобильная благодать Божия, благодаря которой он имеет силы вступить в настоящую человеческую жизнь. Жизнь по свойствам Божиим. Кстати, один из исследователей вопроса о крещении делает такой вывод. Был такой автор, Кремлевский, который написал работу «Первородный грех по творениям блаж. Августина». И вот, просмотрев всех св. отцов, до блаж. Августина, он прямо заявляет: вообще у св. отцов и учителей Церкви первых веков христианства мы не найдем мысли, что детям при крещении прощается грех Адама. Нет такой мысли.
Теперь перейдем к другим Таинствам.

Второе таинство, с которым мы постоянно соприкасаемся, — это Таинство Евхаристии. Господь сказал: «Кто не ест Тело Мо, и не пьет Кровь Мою, не имеет в себе жизни вечной». Очень сильные слова. И для каждого верующего человека понятные. Что без Причащения лучше не говорить о членстве в Церкви. Что это такое, к чему мы приступаем? Что это дает человеку? Есть множество вопросов в понимании этого Таинства, поэтому остановлюсь только на некоторых из них.
Первое, что я хочу сказать, – это то, что, по выражению Хомякова, никакого атомистического чуда здесь не происходит. Пусть не смеются над нами, не обвиняют нас, что мы людоеды и христоеды. Пусть не думают, что мы считаем, что хлеб и вино превращаются в физическое тело, что мы поедаем Христа. Мы этому не учим. После освящении Св. Даров диакон говорит священнику: «Раздроби, Владыко, Святый Хлеб». Совсем не о физическом теле он говорит священнику. Нам навязали это оттуда же, с католического Запада. Там придумали на Тридентском соборе (вообще-то, начиная с 13-го столетия, а затем и на Тридентском соборе), эту формулу, а именно: «Через благословение хлеба и вина сущность хлеба целиком изменяется в сущность Плоти Христовой, а сущность вина – в сущность Его Крови». По Фоме Аквинскому, одному из самых авторитетных святых и богословов Католической Церкви, «Евхаристия есть убиение, заклание Христа». То есть священник превращается в палача.
И они не содрогаются от этой жуткой вещи. А потому что все это понимают таким кровяным каким-то образом. Ничего подобного!

Происходит нечто другое, великое и спасительное для человека. Чем Тело Христово отличалось от нашего тела по своим физически, химическим свойствам? Ничем. Если мы скажем «отличалось», то мы впадем в величайшее заблуждение. Такое же оно было! Подчинялось тем же законам, имело те же формулы. Ничем не отличалось – и глубочайшим образом отличалось. Чем же? Только тем, что оно было соединено – неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно – с Богом Словом. Это был Богочеловек. Поэтому одно прикосновение к нему исцеляло человека. Женщина только прикоснулась – и тут же она исцелилась. Вот чем отличалось: оказывается, соединение с Богом делало эту плоть такой чудодейственной. Делало Его плоть спасительной.
В этом и происходит основное, что совершается в Таинстве Евхаристии. Происходит восприятие Христом в Свою ипостась, в Свое Богочеловеческое естество этого хлеба и вина, происходит неслитное, неизменное, нераздельное, неразлучное единение хлеба и вина с Богом Словом Воплощенным. Теснейшее соединение, благодаря которому (не физическому изменению) они именуются истинным Телом и истинной Кровью Христа, потому что отныне они соединены с Богом Словом Воплощенным. Становятся едиными с Ним. Поэтому каждый причащающийся, как говорит св. Кирилл Александрийский, «сотелесен, единокровен» Христу. То есть мы по своему телесному, не только душевному, состоянию становимся такими, как Он. Но кому когда в голову приходила мысль, что отныне мое тело – это Тело Христа. Его Тело и остается Его Телом. Мы становимся едиными с Ним, ибо соединяемся, а не превращаемся.
Вот два ключевых термина, которые показывают все отличие нашего понимания Евхаристии от понимания католического. Там (если хотите) происходит превеществление: одно вещество в другое. Там происходит изменение, превращение. Кстати, все это возникло на волне алхимии своего рода. Когда думали, что путем смешения могут возникнуть новые элементы. Так и здесь: не превращение происходит, а единение. Слышите, до чего разные подходы и разные понятия? Поэтому в Евхаристии, причащаясь Св. Даров, мы соединяемся самым существенным образом, то есть не только моя душа, но и мое тело, соединяется – с тем Христом которому я причащаюсь. Об этом есть целый ряд высказываний св. отцов.

Прочту только одно из них: св. Иринея Лионского. Он описывает один из эпизодов, связанный с мучениками Санктой и Блондиной. «Поскольку эллины, схватив рабов- христиан оглашенных, употребляли потом насилие, чтобы выведать от них что-либо тайное о христианах, то эти рабы, не зная, что сказать в угоду насильствующим, кроме того, что слышали от своих господ, именно что божественное причастие есть Тело и Кровь Христа, и сами воображая, что это на самом деле есть плоть и кровь, такой ответ давали и своим истязателям. Эллины же, принимая, что это действительно совершается христианами, внушили и другим эллинам и мучениями заставляли мучеников Санкту и Блондину признаться в этом». То есть что они едят плоть и кровь человеческую. «И им Блондина смело отвечала: Как могут допустить это люди, которые ради благочестивого подвига не вкушают даже дозволенного мяса?». Видите, как в этом примере великолепно высказана эта мысль. Митрополит Вениамин (Федченков) в своей работе «Литургия», это известный такой митрополит, написавший довольно много работ по различным темам, писал: «Но, Боже сохрани, предаваться здесь мечтательному воображению физического воззрения на Св. Таины. Здесь все духовно, все сверхъестественно, все божественно». Тот же Ириней Лионский пишет: «Как хлеб, взятый от земли после призывания над ним Бога, уже не есть обыкновенный хлеб, но Евхаристия, состоящая из двух вещей: из земного и небесного, так и тела наши принимают Евхаристию». Это важный момент. Обращались много людей с этим вопросом. Иногда даже так: «Что же мы, людоеды, да? Что мы, пьем настоящую кровь?». Помню, даже, один студент привел свою сестру, которая не могла причащаться. По этой причине. Только после подобного объяснения она, наконец, осознала, что мы не людоеды, не христоеды. Вот чем награждает это западное богословие.

Их и термин-то – «транссубстанциация», то есть пресуществление. Сущность хлеба и вина меняется в сущность Тела и Крови Христовой. То есть какие-то алхимические процессы. Ничего подобного! Ни в какой лаборатории вы не найдете никаких физических и химических изменений. Речь совсем не об этом идет, и на что внимание-то обратили! Все на эту грубую внешнюю сторону. В Евхаристии мы причащаемся Христу, то есть соединяемся с Ним, как и Бог Слово соединился с человеческой природой, а не изменил ее, не превратил ее во что-то иное, так и мы причащаемся Самого Христа, ибо эти хлеб и вино восприняты Им в Свое естество. И тем самым становятся Его Плотью, Его Кровью. Но не в физическом и химическом смысле.

В связи с этим очень важно сказать то, что относится ко всем Таинствам, и к Таинству Крещения: Кто причащается достойно? Часто спрашивают: как достойно причаститься? Вы знаете, этот термин у нас вошел в обычай – «достойно», но мне он не очень нравится. «Достойно» – и у меня нос сразу немножко кверху поднимается. Да не о достоинстве идет речь. А о полезности. Когда человек причастится с пользой? Только при условии, когда он действительно видит, действительно осознает, действительно чувствует, действительно переживает, насколько он недостоин сопричаститься Христу. Мерою смирения измеряется (если хотите) достоинство человека. То есть, говоря проще, – мерою осознания им своего недостоинства измеряется подлинное достоинство человека. Звучит это несколько парадоксально. Но это именно так. Серафим Саровский поэтому и говорил: «Бывает иногда так: здесь, на земле, и приобщаются, а у Господа остаются неприобщенными». Оказывается, так же, как при любом Таинстве. Можно приступить к нему, совершат надо мной священнодействие, приму я эти Св. Дары, а сам останусь неприобщенным. Почему? Самое главное «почему». Чувствуя себя достойным, а это часто бывает, когда человек «вычитает», отпостится дня три. И уже подходит, знаете ли, гоголем. Это беда. Или вообще человек подходит без благоговения. Вот тогда не меньшая беда. Лучше не подходи, человек, нет веры – тогда и воздержись, нет благоговения – тогда и воздержись. Мы подходим и приступаем к Богу, а не к чему-либо. К какому-нибудь начальничку, и то уже подходим с соответствующим благоговением, а если высокий начальник, то с некоторой, знаете ли, робостью. Здесь, если Бог позволил приступить к Себе, неужели мы приступим без соответствующего благоговения! Нам надо это помнить. В противном случае, Ап. Павел прямо пишет: «Кто ест или пьет (Тело и Кровь) недостойно, суд себе ест и пьет, и оттого многие из вас болеют и умирают». Болеют и умирают. К Таинству нужно относиться с очень большой ответственностью, недаром сказано, что это «огнь поядающий». Даже некоторые лекарства нельзя принимать, не подготовившись соответственно. Здесь – это лекарство из лекарств, и ответственность налагается огромная. Болеют и умирают.

Ну, я не знаю, стоит ли мне в этой аудитории говорить о Таинстве Священства. Но я хочу сказать только то, что отношение к священству было всегда в высшей степени серьезным в Церкви, всегда. В Таинстве Священства человек получает особый дар благодати Божией. Дар не производить священнодействие. Совершить священнодействие, прочитать, перекрестить, помахать кадилом – любой может. Тут дара не нужно. Здесь требуется только право. Дар священства заключается совсем в другом. Священник, образно говоря, – это водитель. Представьте себе огромный автобус, полный народа. И нужно куда-то ехать. Дорога очень сложная. Ну, кто поведет машину? Очень сложная дорога. Наверно, только человек, который может вести машину как следует. Представьте: там крутые повороты и пропасти, там камни, узкие дороги и так далее. Кто поведет? Вот что такое священство. Кого-нибудь за руль не посадишь. Дар благодати, который посылается в этом Таинстве человеку, – это дар, вспомоществующий данному человеку, священнику, вести, вести людей, помогать им идти по пути спасения. То есть назидать, указывать, предостерегать от ошибок, от всяких заблуждений, объяснять истинную православную веру, помогать людям молитвою, образом своей жизни, самим своим примером. Вот что такое священство.

К сожалению, очень часто все священство сводят к знанию, как совершить ту или иную службу. Но, простите: что это такое? Да здесь и веры-то никакой не надо. Так вот, если священник ведет образ жизни недостойный, то он остается бездарным (то есть без дара). Получил дар? Да. Но если он не соответствует этому дару, то он остается бездарным. А если он совершает еще какие-нибудь преступления, епископ снимает с него сан. Или запрещает на время, свидетельствуя тем самым, что у него не может быть Дара Божия, Бог не может жить в его душе. Понимаете, что происходит? Епископ не дает благодать и не отнимает благодать, Он совершает священнодействие, дает Дар благодати Господь, и отнимает его – Бог, а не епископ. Поэтому о священстве св. отцы писали очень сильными словами. Иоанн Златоуст, например, писал: «Не думаю, что в среде священников было много спасающихся, напротив гораздо более погибающих, и именно потому, что это дело требует великой души. Священник получил власть не свидетельствовать только об очищении, но совершенно очищать не проказу телесную, как в Ветхом Завете, но нечистоту душевную. Дары Божии не таковы, чтобы они зависели от священнической добродетели. Все происходит от благодати, дело священника – отверзать уста, а все совершает Бог. Священник же исполняет только видимые действия».

Григорий Богослов писал: «Ибо многие облечены саном, да не все имеют благодать».
Исидор Пелусиот писал: «Священство прилично только некоторым, немногим. Именно держащимся той мысли, что оно есть отеческая попечительность, а не самоуправное самозаконие».
Исидор Пелусиот указал на одну из черт очень серьезных. Которую, к сожалению, мы, и не только мы, но и всегда это наблюдалось в Церкви, – видим: когда получивший сан начинает самоуправно действовать по отношению к пасомым. Конечно, это беда. Поэтому св. отцы прямо указывают, что того наставника, который действует самоуправно, нужно избегать и удаляться. Подлинный наставник всегда, прежде всего, является примером смирения. Не смиренничания, а смирения. Тот, который превозносится над своими пасомыми, тот, который командует направо и налево, уже ясно показывает себя – кто он есть. Это уже бездарный священник, долго ли он будет – это вопрос не наш, но нужно это понимать. Пастырство – это не сан сам по себе, а сан только тогда, когда человек соответствует этому сану.



Источник: http://azbyka.ru/tserkov/duhovnaya_zhizn/sem_tserkovnyh_tainstv/5g7_2.shtml
Категория: Церковные таинства | Добавил: алфавит (30.01.2010)
Просмотров: 1135 | Теги: Галина, таинства, православие, религия, осипов, ильинский храм | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Rambler's Top100
    Copyright MyCorp © 2016 Сайт управляется системой uCoz